Главная Храм Храм преподобного Сергия Радонежского

Храм преподобного Сергия Радонежского

Как всё начиналось…

А началось всё с основания гимназии в 1998 году. Потому при любом православном учебном заведении должен быть если не храм, то хотя бы место, где можно было бы помолиться. Вот и получилось, что в гимназию приехал Святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий II, который благословил открыть домовый храм в честь преподобного Сергия Радонежского на месте уже существовавшей гимназической часовни, составленной из двух соединённых классных комнат. Но открытие состоялось только через год, когда директором гимназии стал насельник Троице-Сергиевой Лавры, игумен Гедеон (Губка), сейчас епископ Георгиевский и Прасковейский. В итоге сделали два дела сразу: и место для утренней молитвы получилось, и церковь, надо заметить, одна-единственная на всю «Скобянку».


Сама я пришла в гимназию в 2013 году, тогда мне было 11 лет. В то время храм представлял собой небольшое вытянутое помещение с низким закоптелым потолком, тёмным мягким линолеумом и роялем у входа; на иконостасе висели бумажные «Х» и «В», а клирос от центральной части храма отделялся непонятной, чуть косой перегородкой. Наверное, у вас возник вопрос, как в храме оказался рояль. Всё очень просто: поскольку других настолько больших (в масштабах гимназии) помещений не было, пришлось сделать его ещё и актовым залом, в котором проходили конференции, выпускные вечера и другие гимназические мероприятия. Но в целом наш храм оставался храмом. Правда, службы проходили по воскресным дням, и большая часть гимназистов ходила по своим приходам. Обычно все посещали только утренние молитвы и общегимназические литургии.

Пару раз я даже видела хор на панихидах, которые отец Никодим, бывший настоятель (после игумена Гедеона), иногда устраивал после утренней молитвы, для прихожан, и Литургиях. Пели пожилые женщины и одна моя одноклассница: всего около 4-5 человек. Ему на смену пришёл смешанный хор, а чуть позже мы стали делить с ним службы и петь все общегимназические литургии. Мы – это Маша Завацкая и я. А вообще идея петь Литургии детским составом возникла у диакона Антония Иванова, мы, в свою очередь, были «материалом». Честно, я даже не помню, как это всё произошло, но меня и сейчас удивляет, как девочки-семиклассницы смогли петь и регентовать самостоятельно, без помощи взрослых. Как могли. Я вообще нот не знала и всё пела на слух. Но это были первые наши шаги к тому детскому хору, который есть сейчас, поэтому, я считаю, было нормальным что-то не знать и где-то не разбираться, чтобы потом постепенно развиваться и развивать свои умения, становиться лучшей версией себя. Так что это был наш путь роста.



Седьмой и восьмой класс прошли в пении, и летом 2017 года в храме начался ремонт. Службы решили проводить в трапезной, туда же на время перенесли всю утварь из храма. Меня летом, конечно же, не было, потому что в гимназии мне делать было нечего, зато там были мои одноклассники Артём Синица и Даня Маев. Артём рассказал, что они в конце июля пришли поиграть в баскетбол на гимназическую площадку, а потом встретили Юрия Витальевича, после разговора с которым выяснилось, что в храме делается ремонт. На тот момент уже была сбита штукатурка со стен и сломана алтарная перегородка, и Артём предложил помочь – уже на следующий день он пришёл разгребать строительный мусор, чтобы можно было начать копать и вывозить песок.


Основной задачей было углубление храма на метр с небольшим, потому что, как вы помните, потолок там был очень-очень низкий, помещение было маленьким и душным. Затеяли этот ремонт сотрудники гимназии: отец Антоний, Алексей Владимирович, Александр Сергеевич и Юрий Витальевич, к которым присоединился Артём. Работа поначалу спорилась хорошо, не зря говорят «ломать не строить». Только когда всё-таки начали копать, оказалось, что песок был лишь в самых малых местах. В основном там была глина и земля вперемешку с битым и целым кирпичом, который, видимо, оставляли здесь рабочие, когда строили это здание в шестидесятых годах прошлого столетия! И вот здесь пришлось попотеть: лопаты постоянно втыкались в кирпичи, так что приходилось сначала работать ломом или перфоратором, руками доставать куски камней и глины, а уж потом снова браться за лопату. Из-за того, что ремонт начали позже, возник страх, что не успеют всё доделать к началу учебного года. А тут ещё и земля, которая поддавалась с трудом… Но вскоре вся черная работа была сделана, и приехали люди, которые начали штукатурить стены.

Артём, вспоминая ремонт храма, говорит, что «это не поездка в Амстердам» и особо рассказывать о нём нечего. «Единственное, так я ближе познакомился с отцом Антонием и впоследствии я стал пономарить в этом храме» – вот что он добавил. Итак, сроки поджимали, и страх не успеть всё больше возрастал.
Как обычно бывает при стройках и ремонтах, закончить работы вовремя не удалось, и возникла проблема – проводить утреннюю молитву было негде. Более того, совершать богослужения тоже было негде. Оставался один вариант – трапезная. Но вот незадача: в трапезной ученики обычно едят. Благо, к этому моменту в храме были закончены все черновые работы: отштукатурены стены, сделан потолок и залит пол – но плитку ещё нельзя было класть. Решили хотя бы занести всю церковную утварь обратно в храм, а утренние молитвы, завтраки и обеды проводить в трапезной, чтобы не срывать учебный процесс.
Храмовая жизнь началась с чистого листа, и у отца Антония возникла новая идея – приобщать детей к церковной жизни здесь, при гимназическом храме, чтобы все службы готовили и проводили сами ученики. С того момента я начала регентовать и мы уже пели не только литургии, но и всенощные бдения. Да, было трудно. Первое время мы вообще служили на голом бетоне. Но скоро положили плитку, и мы перешли в храм, где пока не было иконостаса, паникадил, светильников… Проще будет сказать: где не было всего, кроме плитки, пары аналоев и клиросного комода. Служба за службой, постепенно появлялось что-то новое: то новые подсвечники, то пюпитры для хора, то шкаф для богослужебных книг.

К весне следующего года поставили каркас иконостаса, правда, без икон.

Мы служили, молились, пели – и переживали с храмом каждое событие, каждое изменение.

Вот так теперь выглядит наш храм. Колоссальные изменения, правда? У меня всегда был выбор прихода, но почему-то прихожу сюда. Здесь поют, всё как и раньше, сами дети, совершенно талантливые девочки – в какой-то степени, мои воспитанницы – и мальчики. Это мой родной храм.
А одну вещь я уяснила лишь недавно: сколько бы раз я не уходила отсюда по разным личным причинам, постоянно возвращаюсь обратно.
Теперь ремонт почти закончен, хотя многое ещё предстоит сделать. Осталось повесить паникадила, потому что сейчас в нашем храме временные, их нам одолжили другие приходы. Так же и некоторые иконы нам одалживали на праздники храмы Сергиево-Посадского благочиния, потому что своих икон на тот момент у нас еще не было. Да и иконостас не до конца расписан…
Конечно же, хочется сказать спасибо всем добрым людям, которые откликнулись на наши просьбы, которые помогали нам всем, чем могли. Ведь с этого всё и началось! Один добрый человек пожертвовал всего лишь пару мешков штукатурки, чтобы гимназия обновила потрескавшиеся стены, и тем самым спровоцировал такой глобальный ремонт в нашем храме. Как говорил диакон Антоний, главное начать, а там если Богу угодно, то всё получится. И всё, слава Богу, получилось! Именно благодаря совместным трудам и молитвам церковь практически полностью отремонтирована, в ней поют два детских хора, пономарят несколько алтарников и молится много прихожан. Но работы много, и если Вы хотите (и у Вас есть возможность) помочь нам, мы будем очень признательны.
Ещё мы ждём Вас в нашей пока небольшой храмовой семье, где каждый помогает храму жить: кто-то убирается, кто-то жертвует нужные вещи или средства, кто-то приносит цветы для украшения икон – и всё это делает наш приход дружной семьёй, в которой отзывчивые люди никогда не остаются в стороне от чужих проблем.

Тернавская Анна, 10 класс.

28.02.2019.